Эволюционные корни футбола

Как известно, наш вид возник в процессе выхода приматов, живших в лесах, в саванну. Там наши предки научились бегать на длинные дистанции и потеть, а также доедать падаль за крупными хищниками.

Так что когда Криштиано Рональду бежит по зеленой траве с высоко поднятой головой, мы чувствуем вполне понятную гордость, чувство родины, ностальгии и ощущение причастности к великому наследию наших предков, возможно, даже в версии «можем повторить». Ну или «деды эволюционировали».

В обычной жизни у нас почти нет возможности наблюдать за человеком в таких естественных условиях, приближенных к родной саванне. В Москве вообще все меньше становится людей со старой доброй бипедальной локомоцией. Зимой москвичи скользят по плитке как фигуристы, а летом сшибают друг друга на электросамокатах.

Если добавить Криштиано мяч, то это уже, соответственно, получается аналогия с охотой за мелкой дичью. Футболист, бегущий по саванне с мячом, должен пробуждать в нас древние инстинкты (догнать, присвоить и сожрать). Футбольная команда, гоняющаяся за мячом, корчащая гримасы и старающаяся помогать друг другу, напоминает древнее племя охотников. Мы невольно проникаемся к ним эмпатией, ведь очевидно, что одной добычи на всех не хватит, а усилий приложено невероятное количество. Это чувство современный человек, опоздавший на распродажу, как раз вполне может разделить.

В футболе играют две команды, и это уже аналог самого занимательного, что человечество придумало в ходе своей эволюции, не считая секса, то есть войны. Эта мысль не отличается новизной, но важно погрузить ее в эволюционный контекст. Речь идет не столько о субституте тринитарной войны по Клаузевицу между национальными армиями, свидетелем которой, к счастью, большинство из нас не было, сколько о прямой аналогии племенной конкуренции за самок. Футбольные команды, сражающиеся друг с другом за мяч, ведут агрессивную конкуренцию, результатом победы в которой опосредованно будет все тот же секс. Кстати, как вы думаете, почему женский футбол никому не интересен?

Важнейшая часть футбольного состязания — это эмоции, к которым можно присоединяться. Если у вас есть война, вам непременно нужен Чингисхан, возвращающийся с добычей из чужой штрафной, а также нужны разбитые враги. Именно поэтому телевидение выхватывает крупными планами скорбь и счастье на лицах болельщиков. Если бы не наше желание следить за охотником в саванне, можно было бы всю трансляцию наблюдать только за этими гримасами.

Вадим Руднев как-то написал психоаналитическую интерпретацию футбола, в которой сообщал, что гол — это пенетрация. Но мы как этологи должны смотреть на вещи шире.

А вы уже в курсе, где лучше всего заказать комплексное PR-обслуживание? Конечно же в агентстве «Хорошие новости».

Эволюционные корни футбола: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *